Боглаев

Владимир Боглаев: «Необходимым условием развития является свобода творчества»



1 августа Череповецкий литейно-механический завод встретил своё 65-летие. Возраст одного из старейших предприятий региона совсем не вяжется с той нигилистическо-молодёжной энергией и динамикой развития завода, которая быстро превращает ОАО «ЧЛМЗ» в один из ключевых брендов вологодской промышленности.

Машиностроительному кластеру быть

Одна из последних громких новостей о деятельности череповецкого предприятия прозвучала на недавнем Петербургском международном экономическом форуме. Решение губернатора Олега Кувшинникова о создании и дальнейшем развитии на базе ЧЛМЗ машиностроительного кластера поддержал министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров. Напомним: когда менее пяти лет назад только избранный мэром города Юрий Кузин обозначил машиностроение одним из приоритетных направлений экономического развития Череповца, это решение – несмотря на то, что оно было принято после профессионально организованного мозгового штурма – многими воспринималось с иронией и даже открытым неприятием.

Сегодня самое время узнать у генерального директора ОАО «ЧЛМЗ» Владимира Боглаева, как ему удается сделать так, что инициативы и потенциал предприятия не остается незамеченным на самом высоком уровне, при этом завод пребывает в прекрасной форме.

- Владимир Николаевич, похоже, что первоначальное недоверие к вашим инициативам только придало вам активности?

- Ваш вопрос содержит в себе два дискуссионных подвопроса. Постараюсь ответить на оба.

Что касается выбора машиностроения в качестве одного из главных направлений экономического развития города, то данное решение принималось на квалифицировано организованном мозговом штурме, в котором принимали участие многие профессионалы и, как правило, успешные специалисты, доказавшие свою эффективность на практике. Мероприятие подобного рода в Череповце было первым (и, я надеюсь, не последним), именно оно легло в основу текста будущей городской стратегии, признанной впоследствии одной из лучших в России. Не стану останавливаться на огромном количестве проанализированной на том мероприятии информации, но вывод, что диверсификация экономики нашему моногороду жизненно необходима, и то, что малый бизнес, который варит кофе, печёт пиццу, стрижёт, продаёт турпутёвки и строит квартиры, будет не развиваться, а голодать, если в Череповце не будет создаваться необходимый объём доходов у работающих в производственной сфере, был сделан достаточно быстро.

Олег Кувшинников, Федор Домотенко и Владимир Боглаев обсуждают пункты Соглашения.

Зарплата в структуре себестоимости машиностроения имеет значительно более высокую долю в сравнении с господствующими в экономике России и нашего города производствами низких переделов. Учтем доставшийся городу в наследство ещё со времён заслуженного изобретателя Леонида Ивановича Данилова (четвёртого в списке из 16 фамилий за всю историю Советского Союза) уникальный по профессионализму кадровый потенциал в этой сфере. В общем, выбор был очевиден. Хотя с другой стороны, мы вряд ли открыли Америку – в мире сегодня нет экономически развитых стран, которые не имели бы развитого и конкурентоспособного машиностроения. Как и наоборот – развивающиеся страны и страны третьего мира могут в лучшем случае похвастаться лишь тем, что они покупают машины для того, чтобы более эффективно перегонять отечественную природную ренту в пользу стран-поставщиков оборудования и технологий.

В итоге, мы перефразировали известный постулат о том, что в каждой науке ровно столько науки, сколько в ней математики, с часто цитируемым продолжением от Хайченко, что в каждой математике ровно столько истины, сколько в ней физики. Наша редакция гласила следующее: каждая экономика развита настолько, сколько в ней машиностроения и каждое машиностроение ровно настолько поднимает конкурентоспособность территории, сколько в ней технологии. (Понятно, что машиностроение – в широком смысле этого слова.) Некоторые проявляющиеся дилетантские сомнения в правильности принятого решения я лично воспринимаю как суждения представителей растущего в стране слоя офисного планктона, страдающего детской болезнью непонимания того, откуда в постиндустриальном магазине берутся игрушки, а также сколько и где надо работать родителям, чтобы купить их для капризного дитяти.

Поэтому, отвечая на ваш прямой вопрос о мотивах активности в достижении цели, скажу так: любое движение вперёд всегда встречает сопротивление среды. Чем более быстрое движение, тем больше это сопротивление. Так вот: сомнения дилетантов-обывателей практически не влияют на скорость. Поэтому и необходимости быть более активным они не требуют. Другое дело – доказать жизнеспособность своей идеи в профессиональной среде и убедить в своей правоте тех, кто находится у руля правления экономикой города, области или страны. Тут одних разговоров будет мало, потребуется показывать на деле высокую по эффективности и долгую во времени работу, которая может быть объективно оценена с помощью соответствующих показателей. Хотя, если честно, то и это не было главным мотивом активности – мы точно не делаем ставку на то, что на каком-то этапе нам может прийти помощь со стороны.

Сила – в команде

- Так что же является мотивом развития для вас? Откуда на заводе берутся десятки различных по масштабу проектов? И, самое главное, за счёт чего завод проходит кризис за кризисом, становясь после каждого лишь сильнее?

- В данном случае вопросов много, а ответ будет общим. На заводе сегодня сложился уникальный по составу коллектив. И дело не только в том, что он, вероятно, самый многонациональный не только в нашей области, где этнических русских почти 97%, но и стране. Думаю что простое перечисление мест, откуда мы тут все собрались, многих удивит. Наш председатель Совета директоров родом из Татарстана, мой первый заместитель – с Донбасса, из Челябинска – главный инженер, родом из Таджикистана директор по производству, главный бухгалтер – из Белгородской области, начальник управления качеством – из Архангельска, из Молдавии – заместитель главного инженера по развитию, а также начальник сборочного производства. Интересно, что жили они на одной улице в Кишиневе, но познакомились уже в Череповце. Сам я родом из Беларуси. Оттуда же приехали главный технолог, главный сварщик, главный конструктор, начальник сварочно-сборочного цеха и еще ряд ведущих специалистов. Армяне, грузины, украинцы, азербайджанцы, представители из разных уголков Вологодчины и, конечно, сами череповчане – все они сложились в удивительно цельный, сплочённый и стабильный во времени коллектив. Разные национальности и вера не стали помехой.

Валентина Матвиенко: «Не так, Владимир. Это СОЮЗНЫЙ трактор!»

Я прихожу к выводу, что к нам вполне подходит сравнение с заселением колонистами Америки. Только те срывались с насиженных мест в поисках религиозной и политической свободы, а наша команда складывалась из людей, ценящих свободу в работе и созидании. Так или иначе, но на заводе собралось много уникальных специалистов, которых в силу их нестандартности мышления и стремления к творческому риску отторгла унифицированная система крупных предприятий. Эффект от смешения культур и рискового менталитета колонистов позволил добиться экономического расцвета Нового Света. Похоже, что этот эффект сработал и на ОАО «ЧЛМЗ», ведь многие приехавшие специалисты имели опыт работы и серьезные достижения в крупнейших компаниях России и ближнего зарубежья. Люди в своём багаже имели нереализованные проекты и идеи, которые не были интересны на прежних местах работы. Ну и, конечно, это были носители информации о рынках и технологиях за пределами города. Той информации, с которой не ознакомишься в Интернете.

Возможно, по этой причине умирающий в девяностые годы завод, имеющий в своем портфеле заказов 95% поставок на ОАО «Северсталь», превратился в активного игрока на рынках за пределами области. Сегодня почти 96% продукции мы отгружаем за границы Вологодчины, и из них 25% – на экспорт. Нашу продукцию знают уже в девяти странах дальнего и ближнего зарубежья. В самой России потребителями являются около 200 компаний самой разной отраслевой принадлежности – от Магадана и Комсомольска-на-Амуре до Кольского полуострова.

Убежден: тот факт, что на протяжении последних лет номенклатура на заводе ежегодно меняется не менее чем на 30%, – является следствием наличия создавшейся команды, мечтающей о самореализации и новаторстве – для этого они сюда и приехали. Наш опыт показывает, что необходимым условием развития является наличие свободы творчества. Это источник нашей силы и нашей мотивации. Думаю, что не ошибусь, если отвечу не только за себя, но и за всю команду, что главным мотивом нашей активности является жажда творческого созидания, а развитие нашего завода позволяет расширять наши технологические возможности и, как следствие, увеличивает степень свободы творчества.

- И всё-таки странным кажется тот факт, что предприятием, в народе именуемого «литейкой», руководит человек с образованием инженера-разработчика микросхем. Почему именно этому предприятию с этим руководителем удалось вывести Вологодчину в лидеры по производству отечественных тракторов? И почему в городе металлургов и химиков нет кластера металлургии и химии, но организуется машиностроительный кластер? Вас не смущают такие несоответствия?

- Смущает меня немного другое. К сожалению, сегодняшняя действительность, её объективная реальность всё чаще подменяется штампами. В свою очередь приевшиеся штампы и наклеенные кем-то ярлыки не только формируют искажённое представление о реальности, но и приводят к забвению или переписыванию прошлого (зачастую славного). Не помню, кто-то из историков сказал, что у народа, который не помнит своего прошлого, нет будущего.

Лауреат областного конкурса «Инженер — новатор года-2016» Павел Михинкевич в процессе объемного моделирования.

Тот факт, что выход Вологодчины в лидеры отечественного тракторостроения в последние годы удивляет многих горожан, мне кажется странным. И даже не по той причине, что первые трактора и спецтехнику в современной истории завод начал выпускать ещё в 2009 году, почти сразу после массированного десанта в Минск многочисленной делегации областного правительства во главе с губернатором. Уже в 2010 году на Днях Вологодской области в Санкт-Петербурге после посещения стенда ОАО «ЧЛМЗ», размещенного на территории Петропавловской крепости, тогда ещё глава Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко зажгла «зелёный» перед череповецкой спецтехникой. Кстати, выставочные образцы тогда не простояли положенных двух дней, так как были раскуплены уже в первый.

Сегодня в этом городе завод имеет трёх крепких дилеров. История повторилась на подобном мероприятии в прошлом году уже в Москве, с той лишь разницей, что для столицы создавался абсолютно новый вид коммунальной техники с уникальными техническими характеристиками и радующим глаз дизайном. Да и дилеров сегодня в этом мегаполисе у завода больше – пять. Как говорится, было время подготовиться и осознать.

Но если копнуть глубже, то вы узнаете, что история появления нашего завода напрямую связана с тракторами и спецтехникой, для обслуживания и ремонта которой он и был возведён в преддверии масштабного строительства металлургического комбината. Для людей, знающих историю, нет ничего удивительного, в том, что предприятие возвращается по спирали к тому, чем занималось с первых дней основания, но только на более высоком уровне. Да, завод закладывался для одних целей. Когда они были достигнуты, то цели поменялись, а с ними – и производимый продукт и технологии. Каждый товар имеет свой век. Сегодня срок жизни любого серийного продукта в мире редко превышает 15-20 лет. Как правило, много короче. Так что технологическая мобильность нашего завода, менталитет которой был заложен ещё в советские годы, является главным рецептом долголетия.

Тракторная эпоха?

- То есть сегодня на предприятии опять наступила «тракторная эпоха»? И как долго завод будет в ней жить? Чем будет заниматься после неё?

- Да, действительно мы сейчас активно развиваем кооперацию с лидером мирового тракторостроения ОАО «Минский тракторный завод». Более того, ЧЛМЗ – единственное сборочное предприятие марки BELARUS не только в России, но и мире, которое имеет весь цикл машиностроительных переделов, от сварочно-заготовительных и литейных до механо- и термо- обработки, покраски и, конечно, собственно сборки.

Всё это делает проекты по локализации производства достаточно перспективными. Уже сегодня по ряду моделей адвалорная доля России превышает 50%. Неслучайно, на только что прошедшем в Минске III Форуме регионов Беларуси и России, посетившая заводской стенд спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко поправила меня, когда я пытался показать ей, какая модель больше «белорусская», а какая больше «российская» – «это СОЮЗНЫЙ трактор», – сказала она, и с этим определением вряд ли поспоришь.

Интернациональный Кубок ОАО «ЧЛМЗ» по боулингу.

Но относить наш нынешний этап развития к «тракторной эре» в корне неверно. Почти двенадцать лет назад на нашем заводе была разработана долгосрочная стратегия развития, главным принципом которой стала максимальная диверсификация по географическому и отраслевому признаку с упором на развитие сложноповторяемых и уникальных технологий. Эта стратегия позволила нам сегодня иметь обширный список потребителей, как в России, так и за рубежом – в нефтяной и газовых отраслях, нефтехимии, машиностроении, авиастроении, энергетике и других. Важнейшим направлением развития для нас стала организация производства продукции для предприятий нефтеперерабатывающей, нефтехимической и химической промышленности.

Скажите, как много горожан знают тот факт, что сегодня Череповецкий литейно-механический является ЕДИНСТВЕННЫМ заводом в России, освоившим полный цикл изготовления трубных плетей змеевиков из жаропрочных хромоникелевых сталей и запатентованных сплавов? Слышал ли простой обыватель, что по ряду специальных сплавов с микролегированием, используемым в нефтехимическом машиностроении, мы в России так же являемся ЕДИНСТВЕННЫМ производителем? Тот факт, что в нашей рентген-лаборатории – самый мощный аппарат на Северо-Западе, разве не говорит об уровне технологий, которые мы освоили и готовы контролировать по самым высоким стандартам? А много ли в России предприятий, которые успешно освоили и пользуются программными комплексами 3D-моделирования литейных процессов с последующим изготовлением оснастки на станках с ЧПУ?

В общем, завод давно работает по принципу организма, полученного скрещиванием бизнес-инкубатора и технопарка. По этой причине создание машиностроительного кластера на его основе не потребует больших организационных мероприятий. Да и где его создавать, если не в насыщенном промышленностью городе, который находится «в двух шагах» от наших столиц, в городе котором работают международные холдинги, чьи заводы являются потребителями самой различной продукции машиностроения, а сырьевые дивизионы которых только на содержание карьерной техники тратят порядка ста миллионов долларов США в год? Если в корзину «плюсов» добавить удобную логистику и образовательные проекты по развитию и без того одного из самого высокого в стране кадрового потенциала, то единственным вопросом у критикующей публики будет только один: почему до сих пор не создали?!

- Владимир Николаевич, насколько быстро может начать работать машиностроительный кластер, и какие производства могут там появиться?

- Организационные вопросы на уровне областного правительства в основном решены. Заявленная поддержка проекта министром промышленности и торговли Денисом Мантуровым, последующее посещение нашего завода руководителем департамента программ Фонда развития моногородов Евгением Подшиваловым, который особо отметил важность такого рода мероприятий на пути избавления от монозависимости, - все это позволяет надеяться на хорошую динамику в процессе создания машиностроительного кластера.

На пути углубления кооперации мы видим большой потенциал в развитии технологий нефтехимического машиностроения – ряд новых проектов подходят к своему логическому старту. Более десятка импортозамещающих технологий только для наших местных промышленных гигантов «Северсталь» и «ФосАгро» – это ещё несколько десятков высокотехнологичных рабочих мест. На очереди развитие предприятий по производству автокомпонентов, часть технологий которых нам уже удалось освоить. Совместный с Минским автозаводом проект по созданию крупнейшей на Северо-Западе России траспортно-логистической сервисной компании позволит обеспечивать масштабные грузопотоки между нашим регионом и Республикой Беларусь используя союзный транспорт. При этом возникает целый ряд сопутствующих новых кооперационных связей между промышленниками. По прежнему, на повестке дня – создание завода конвейерного типа по восстановлению сложных узлов и агрегатов карьерной техники. И это только часть из того, что в планах, но даже она позволяет рассчитывать на организацию более тысячи новых рабочих мест.

Развитие нашей инициативы создания максимально практико-ориентированного профессионального обучения на заводском экспериментальном машиностроительном полигоне с дальнейшим наращиванием образовательной инфраструктуры, заточенного на организацию новых производств, позволит сделать процесс создания рабочих мест и проектов в кластере непрерывным.

Каждый новый проект продлевает горизонт жизни нашего завода на годы вперёд. Учитывая количество тем, которые сейчас в разработке или уже освоены, ОАО «ЧЛМЗ» ещё долго будет оставаться молодым.


Когда верстался номер журнала, пришла новость: приказом Минпромторга РФ Владимиру Боглаеву присвоено звание «Почетный машиностроитель»
http://volbusiness.ru/vladimir-boglaev-neobxodimyim-usloviem-razvitiya-yavlyaetsya-svoboda-tvorchestva.html



Боглаев

Пирамиды Боглаева: почему право на власть становится функцией владения знаниями

Решил разместить своё интервью из последнего номера "Бизнес и Власть"
http://www.volbusiness.ru/piramidyi-boglaeva-pochemu-pravo-na-vlast-stanovitsya-funkcziej-vladeniya-znaniyami.html


Пирамиды Боглаева: почему право на власть становится функцией владения знаниями

Владимир Боглаев хорошо известен как успешный руководитель одного из крупных машиностроительных предприятий Вологодчины — Череповецкого литейно-механического завода. Казалось бы, как бизнесмен он должен думать только о прибылях, оптимизации, капитализации и тому подобных понятиях. Однако в СМИ он все чаще предстает скорее как ученый-теоретик.



«Считая обладание знанием ключом к развитию любой национальной экономики, Боглаев вводит понятие национальной пирамиды управления, где Знания являются вершиной, — пишет один из уважаемых интернет-источников по итогам международного Московского экономического форума 2013 года. — Представив логическую модель глобальной конкуренции в виде борьбы национальных пирамид за распределение мировых ресурсов, Боглаев указал на вытекающие из этой концепции первоочередные меры по выходу из этой ситуации… Автор в виде «Пирамиды управления» («пирамида Боглаева») предлагает свое концептуальное виденье права на власть как функции владения знаниями, считая зависимость очевидной».

При этом отнести Владимира Боглаева к «чистым» теоретикам сложно. Он активный член областного координационного совета по подготовке квалифицированных рабочих кадров и специалистов при первом заместителе губернатора области. Созданный по его инициативе и бурно развивающийся на территории ОАО «ЧЛМЗ» образовательный практико-ориентированный проект «Экспериментальный машиностроительный полигон» положил начало запуску целого ряда образовательных полигонов. Эффективность инновационных подходов заводской команды управления нашла признание за пределами области. Так, по итогам 2012 года ЧЛМЗ стал лауреатом в номинации «Лучшее предприятие-экспортер в области международного инновационного сотрудничества» в рамках престижнейшего конкурса «Золотой Меркурий».

— Владимир Николаевич, учитывая, сколько текущих проблем стоит перед любым отечественным предпринимателем, зачем вам влезать в научные дебри процессов глобализации и заниматься социальными проектами?

— Непростой вопрос. Я и сам вряд ли смогу утверждать, что знаю на него ответ. Наверное, корни моей мотивации лежат и в серьезном образовании с уклоном в фундаментальные дисциплины, и в спортивном прошлом, и в том, как менялась на моих глазах страна. Ну, а возможность взглянуть на происходящее в мире не из России, а из стран Западной Европы, Китая или США просто не оставила мне возможности быть пассивным.

На всех уровнях мы много говорим о тех вызовах, к которым надо быть готовым и на которые надо дать ответ. Но толком никто не рассказывает, к чему конкретно надо готовиться обычным людям — таким, как мы с вами. Вот вы лично готовы к тем вызовам, которые стоят перед страной? И что вы намерены сделать, чтобы подготовиться к ним?

Вопрос был риторический — отвечать на него не надо. Очевидно, что мы не знаем, к чему конкретно нам надо быть готовым. Поэтому мы не готовы сейчас и не будем готовы завтра. Мы по‑прежнему ничего не делаем, а делать надо. Я давно не жду в подобных действиях ориентиров сверху — там тоже на эти вопросы нет однозначного ответа. Не потому, что наша элита чем‑то там нехороша — вызовы, которые стоят перед страной, логически вытекают из вызовов, которые придется принимать всей человеческой цивилизации.

И если мы понимаем, что придет большая вода, то, чтобы спастись, надо начинать учиться плавать. Даже если нам не дали тренера. Относительно вашего вопроса мой ответ будет звучать так: я пытаюсь научиться плавать самостоятельно и призываю к этому других.

— Каков главный вызов, на который нам предстоит дать ответ?

— Думаю, главным вызовом сегодняшнего дня является та скорость, с которой развиваются технологические возможности человечества. Если обратиться к моей теории «пирамид управления» (см. рис. 1), которая представляет геополитическую конкуренцию как борьбу национальных пирамид за право контролировать глобальное распределение, то одним из путей получения преимуществ над конкурентами сегодня являются мероприятия, направленные, с одной стороны, на увеличение угла вершины своей пирамиды (сектор «Знания»), а с другой — на внесение диспропорций в пирамиды конкурентов за счет угнетения сегмента «Производство» и стимулирования опережающего роста сегментов «Услуги» и «Дотационное потребление». В этом случае существующий угол «Знаний» не сможет поддерживать сегмент «Управление» соответствующим расползшемуся основанию пирамиды. На практике это будет выглядеть как потеря легитимности управления в стране и частичная потеря суверенитета в распределении национального богатства.

рис. 1


Но у этой модели есть обратная сторона. Качественный скачок в развитии мировой науки и техники неизбежно усложняет стоящие перед геополитическими лидерами задачи. Скорость развития технологий и сопровождающий это развитие рост производительности труда приводит к парадоксу, когда может возникнуть ситуация всемирной нелегитимности управления.

Каким же образом развитие высоких технологий может пошатнуть власть?

— Дело в том, что при существующих темпах роста производительности труда примерно через 15 лет пяти процентов населения планеты будет достаточно для производства всего необходимого для всех остальных. Около 85 % профессий, которые сегодня мы знаем, практически станут мертвыми, обрекая на невостребованность их владельцев. Таким образом, независимо от нынешнего состояния и гармоничности национальных пирамид управления, все они столкутся с почти моментальным расползанием своего основания (сектора «Дотационное потребление» и «Услуги»), и главным вопросом будет вопрос о том, кто и как будет распределять между всеми остальными то, что произвели пять процентов работающих.

Как бы не разрешился этот вопрос, поверьте, что шок депрофессионализации прокатится по всему миру, и в первую очередь по рабочим городам, которые не являются центрами территориальных образований (читай центрами распределения). В своих более ранних статьях я уже обосновывал объективность процессов глобальной урбанизации тем, что люди стремятся уехать из центров производства добавленной стоимости и перебраться в центры распределения. В данном сценарии процесс может стать лавинообразным. Кроме того, право контролировать центры распределения любого уровня, вплоть до мировых, придется доказывать. В общем, можно ожидать некоторого периода нестабильности, который закончится только при приведении в соответствие времени пирамиды управления. То есть, когда площадь сегмента «Производство» в обычной пирамиде уменьшится до целевых показателей.

При этом трансформация может идти двумя путями (см. рис. 2). В первом пирамида будет стремиться стать намного более низкой и с очень большим углом вершины. Подобный путь неизбежно заведет развитие в тупик, так как очевидно, что такого рода процесс должен привести к вырождению пирамиды в горизонтальную линию, точнее в состояние неуправляемого хаоса. Некоторой иллюстрацией этого может служить период распада Советского Союза, когда потребность в промышленном персонале сократилась кратно. Или нынешние волнения на Украине, когда легитимность права распределять оспаривают слои населения, не участвующие в процессе создания добавленной стоимости и находящиеся в основании пирамиды.

рис. 2

Во втором варианте трансформации, наоборот, пирамида должна стать значительно выше. А с наращиванием высоты должно проявиться промежуточное дробление каждого из сегментов. С точки зрения перспектив этот вариант более жизнеспособен, но этот вид пирамиды явно указывает на неизбежность усиления централизации власти с одной стороны и на важность приоритетного владения объемами знаний с ограничением доступа к ним конкурентов в борьбе за ресурсы — с другой.

— Даже если это так, то все равно неясно, каким образом обычному человеку готовиться к этим процессам? Содержит ли «пирамида Боглаева» ответ на этот вопрос?

— По моему мнению, подобное представление глобальных процессов может дать недвусмысленные сигналы о том, что делать. Причем как армиям-участникам геополитических битв, так и рядовым солдатам, то есть нам с вами, чтобы уцелеть в этих баталиях. В своих более ранних статьях и выступлениях я отмечал, что каждая пирамида является не монолитом, а сборной конструкцией из более мелких пирамид: управления территориями, городами, предприятиями и просто управления человеком самим собой. Принцип же управления ресурсом остается тот же — обладание большим объемом знаний увеличивает вероятность получения большей доли в распределении общественного продукта.

Таким образом, чтобы иметь легитимное право жить более комфортно, надо иметь соответствующий угол вершины своей личной пирамиды. А если по-простому, то обладающие большим объемом знаний и навыками люди, как правило, живут лучше. Хотя мы знаем много примеров нелегитимного права на комфортную жизнь за счет более близкого расположения к центрам распределения, но я бы отнес эти примеры к тем исключениям, которые лишь подтверждают правило.

В общем, надо учиться. Много и постоянно. И даже больше — надо пытаться узнать что‑то такое, что до тебя не знали. Но опять‑таки для этого сначала надо учиться.

— Владимир Николаевич, ваш завод находится в Череповце. Яркий пример рабочего города, который не является центром территории и который обречен, согласно вашим предположениям, одним из первых столкнуться с указанными вами вызовами. Каким знаниям и навыкам надо учиться горожанам и их детям, чтобы избежать участи, скажем, «мертвого города» Детройта?

— Хороший вопрос. И сегодня я на него отвечу так же, как ответил два года назад на встрече с городским бизнесом и властью человек, очень информированный о мировых научно-технических процессах, — Алексей Александрович Мордашов. Когда его спросили, за счет чего будет жить город через 10–15 лет, он ответил: «Не знаю». И это честный ответ для любого думающего над этим вопросом человека в практически любом городе планеты.

И именно эта неопределенность ставит в тупик перед выбором того чему, как и где стоит учиться. Тем более, как я выше уже отмечал, мы должны будем столкнуться и, думаю, уже сталкиваемся с ограничением доступа к знаниям со стороны тех, кто сегодня находится выше нас в строении пирамиды. Это объективный процесс.

Так или иначе, ответ на глобальный вызов, стоящий перед цивилизацией, сегодняшняя теория не дает. А если и даст, то относиться к ее рекомендациям надо осторожно. Как изящно выразился в своей работе «Экономическая социодинамика» Руслан Гринберг: «В теории теория и практика — это одно и то же, но на практике — это разные вещи». В общем, над теорией работать надо, но без соответствующих масштабам проблемы экспериментов, размеров и оснащения «социолабораторий» ответа не получить.

Если хотите, то старт образовательного «Экспериментального машиностроительного полигона» был первым экспериментом, который позволил примерить Череповцу на себя роль подобной глобальной лаборатории. И я считаю, что попытка была успешной. Теперь на повестке дня стоит следующий шаг — создание в городе нового кластера. Кластера индустрии образования. В основе будет лежать создание новой профессионально-ориентированной образовательно-обучающей среды на базе виртуального симулятора реально работающего крупного производства. Подобные технологии обучения сейчас в более узком формате начинают осваивать военные и медики. Положительный эффект достигается за счет погружения обучающегося в активную образовательную среду.

— Да, но даже такие методы обучения не дают ответа на вопрос, а чему конкретно надо учиться.

— Для поиска ответа на этот вопрос и нужен новый экспериментальный проект. Причем деньги в нем играют не главную роль. Пример тому — «Сколково». Как инженеру микроэлектроники мне хорошо известен метод выращивания цилиндрических слитков кремния из большого объема расплава с инициализацией начала кристаллизации путем опускания в расплав и постепенного вытягивания маленького, но качественного затравочного кристалла. На роль такого «кристалла» я и предлагаю наш Череповецкий литейно-механический завод.

Дело даже не в том, что за последние десять лет производительность труда на предприятии выросла в 11 раз, хотя это сам по себе факт, заслуживающий внимания. Уникальность ситуации в том, что завод живет и развивается не совсем так, как обычное промышленное предприятие. Скоро десять лет, как я руковожу коллективом ОАО «ЧЛМЗ», и все это время постоянный рост объемов производства и реализации происходит только благодаря поиску все новых и новых бизнес-идей и запуску в производство все более сложных технологических продуктов. Обычно в год рассматривается не менее 30 инвестиционных мини-проектов и запускается в работу не менее 100 новых изделий или технологий. Коллектив перешел в режим постоянной опытно-конструкторской работы с оперативным освоением и выводом новой продукции на рынок. По сути дела, мы давно превратились во что‑то среднее между технопарком и бизнес-инкубатором. Технико-маркетинговые мини-группы с большой степенью полномочий постоянно находятся в поиске. В случае решения о материализации идеи мы выходим на коммерческое банковское кредитование, за счет которого обеспечиваем себя не только основными фондами для технологии, но и «обороткой».

Таким образом, в задуманном эксперименте мы подойдем к обучению не как к процессу подготовки специалиста той или иной квалификации, а как к многократному воспроизводству новаторских групп, которые «заточены» на создание новых продуктов и готовы выводить их на рынок даже путем самостоятельного поиска финансирования для организации новых производств. При этом прошедшие симулятор специалисты не только смогут овладеть профессией по действующему стандарту, но и научится самообразованию в зависимости от внешних перемен. Я уж не говорю, что в случае поддержки проекта уровень IT-сопровождения его послужит мощным локомотивом для разработки целого ряда направлений отечественного программного обеспечения.

В случае успеха проекта, он даст ответы на целый ряд вопросов, стоящих как перед страной, так и перед молодым человеком, которому завтра надо определяться с планами на свою жизнь.


Журнал с материалом будет в раздатке на МЭФ-2014
http://www.volbusiness.ru/assets/images/magazines/obl/0048.jpg


1 Бедарева О. Владимир Боглаев: «Пришло время пересмотра экономической парадигмы России» [30.04.2013] // Сообщество менеджеров E­xecutive.ru.

Боглаев

ВЛАДИМИР БОГЛАЕВ: «ОБРАЗОВАНИЕ - ЭТО ЗОЛОТОЙ КЛЮЧИК К СОЗДАНИЮ ОПЕРЕЖАЮЩИХ ВРЕМЯ ТЕХНОЛОГИЙ»

На встречу МЭФ-2014. Интервью центральной областной газете "Красный Север" №230(27 256) 11/12/2013/

ВЛАДИМИР БОГЛАЕВ: «ОБРАЗОВАНИЕ - ЭТО ЗОЛОТОЙ КЛЮЧИК К СОЗДАНИЮ ОПЕРЕЖАЮЩИХ ВРЕМЯ ТЕХНОЛОГИЙ»


Разговоры о необходимости ликвидировать технологическое отставание и о путях реформирования российского образования и науки ведутся несколько последних лет на всех уровнях. Пути и варианты решений предлагаются из самых различных социальных групп нашего общества. Правда складывается впечатление, что разговоры о необходимости смены курса с деградации на развитие ни как не перетекают в соответствующие активные действия.

Пора от слов переходить к делу
О возможных причинах этого мы поговорим с генеральным директором ОАО «Череповецкий литейно-механический завод» Владимиром Боглаевым, статьи и выступления которого на различных форумах, касающиеся вопросов модернизации, инновационного развития, кадрового потенциала всегда вызывают всплеск дискуссий в обществе.

Владимир Николаевич, необходимость остаться в числе технологическиразвитых стран осознаётся и руководством России и обществом. При этом государство даже запускает очень дорогостоящие проекты, такие как Сколково или РОСНАНО. Но сколько-нибудь заметными успехами в сокращении отставания от развитых стран мы похвастаться, по-прежнему, не можем. В чём причина?

Действительно, разговоры на эту тему ведутся давно. Настолько давно, что сегодня общественный энтузиазм, в этом направлении, сменился апатией и сарказмом из-за ответного бездействия, низкоэффективных или достаточно спорных действий верхов. Но если спокойно оценить причины топтания на месте, то станет понятным, что мы просто не знаем что делать. Действия руководства страны по организации высокотехнологичных производств, способных выдержать глобальную конкуренцию, очень напоминают действия богатого человека, который купив футбольный клуб второй лиги хочет за короткое время вывести его на первые строчки в еврокубках. Я вполне допускаю, что на коротком промежутке времени, пока заезжие чужеземные и недешёвые звёзды будут проедать муниципальные спортивные бюджеты развития детского спорта, пару турниров можно будет даже выиграть. Но потом они уедут и команда неизбежно «рухнет».

С другой стороны в наших учебных заведениях, в силу несоответствия качества преподавания требованиям времени, мы в лучшем случае можем готовить только специалистов для конца 80-ых годов прошлого века, что ни как не поможет нам сократить отставание от глобальных лидеров.

Наиболее очевидные действия, тем не менее, в России принимаются. На ваших страницах мы ещё лет пять назад обсуждали неизбежность запуска инновационных программ развития через гособоронзаказ и наращивание военного потенциала. Сегодня всё это мы видим воочию, но тех, кто должен эти заказы выполнять нет. Проблема с кадрами по всей цепочке от разработки до изготовления сразу показала слабость позиции, когда финансируют только чемпионов, а спортивные школы закрываются. Чемпионы уже, в силу возраста, победить не способны, а смены нет. Готовить её сегодня негде, а самое главное не понятно кому, чему и как. Ведь даже если вы завтра кратно поднимете зарплату ведущим преподавателям ВУЗов, то их уровень компетенций из прошлого века в этот не перейдёт. Думаю, что одной из причин «оптимизации» расходов на образование и науку в стране является не столько желание сэкономить, сколько понимание бесполезности тратить ресурсы на «подготовку генералов к прошедшей войне».

Владимир Николаевич, получается, что выхода из ситуации нет. Научная школа устарела и не в состоянии готовить учёных и инженеров, которые могут создавать новые технологии. Действующие производства неизбежно в ближайшей исторической перспективе должны уйти с рынка. Они и сегодня постоянно уменьшают свой спрос на специалистов, а завтра такой потребности вообще может не оказаться. При таком положении есть ли вообще шанс остаться в числе технологическиразвитых стран?

Хороший вопрос. По моему мнению, если мы поставим себе задачу догнать ушедшие вперёд страны, то мы неизбежно отстанем, и описанный вами негативный сценарий развития будет неизбежен. Поэтому надо изначально ставить перед собой цель стать самой передовой в технологическом развитии державой, пока деградация индустриального и научного кадрового потенциала не прошла точку невозврата. Да и вся история России – это история не плавного развития, но скачкообразного. В пике очередного скачка Россия постоянно доказывала то, что она была, есть и будет великой страной.

Призывы – это хорошо, но мы помним, чем закончились на деле программы модернизации и инновационного развития. Как вы правильно заметили - разговоры утомили всех и хотелось бы от лозунгов перейти к делу. Вы чего-то в этом направлении можете предложить?

Меня так же, как вы выразились, утомили разговоры. Считаю, что пора переходить от различного вида съездов и форумов, на которых нескончаемым потоком идут предложения, советы и критика к собраниям практиков, которые на деле попытались чего-то сделать и получили положительный результат. Итогом подобных форумов должны становиться не очередные рекомендации руководству страны, а выделение успешных экспериментов и выработка мероприятий по расширению их масштаба. То же касается и различного рода общественных советов. От функций подачи нежданных пожеланий и утверждения спущенных сверху решений надо переходить к обсуждению реальных мероприятий по точкам роста.

Со своей стороны наш завод сделал в этом направлении очень серьёзный шаг. Второй год, как на ОАО «ЧЛМЗ» действует образовательный проект. В 2012 году между администрацией Череповца, нашим заводом и учебными заведениями системы профтехобразования было подписано соглашение о создании «Экспериментального машиностроительного полигона». Цель проекта - обеспечить условия для экономического роста и социального развития территории путём создания передовых систем и механизмов подготовки специалистов, обладающих значительными конкурентными преимуществами на рынке труда, что должно привести к повышению конкурентоспособности действующих и появлению новых высокотехнологичных производств.

Сегодня можно уже точно зафиксировать тот факт, что эксперимент удался и стал показательным с различных точек зрения по вопросам эффективности и качества подготовки кадров. За год работы «Экспериментального машиностроительного полигона» на базе ОАО ЧЛМЗ, где численность работников едва достигает 500 человек, прошли обучение 220 студентов по 7 специальностям. Но число – это не главное. Нам удалось принципиально изменить уровень готовности части студентов к работе на производстве за счёт их максимального вовлечения в производственный процесс и всплеска юношеского энтузиазма. Так некоторые ребята, заканчивающие техникумы по специальности «слесарь-ремонтник», были зачислены нами в резерв как специалисты по направлению «конструкторско-технологическая подготовка производства», а некоторые из них стали в этом году ассистентами преподавателя, помогая следующему курсу осваивать премудрости 3-Dконструирования. У нас небольшой завод и со многими специалистами, приходящими устраиваться на работу я беседую сам. Поверьте, что на фоне приходящих на завод выпускников ВУЗов, в среде которых металлурги не знают разницы между сталью и чугуном, электрики – закон Ома, бухгалтера – плана счетов, а механики не могут расшифровать ШВП, эти ребята, ещё даже не получившие среднетехнического образования, уже обладают большим набором конкурентных преимуществ.

Так что для себя они точно вынесли из этого реального проекта много больше, чем из лекции о необходимости инновационного развития. И хотя это достаточно затратный для нашего предприятия эксперимент, но мы сейчас рассматриваем возможность создания на базе уже созданной инновационной образовательной площадки Многофункционального центра прикладных квалификаций. Данная инициатива была активно поддержана правительством Вологодчины, областным Департаментом образования, Торгово-промышленной палатой Вологодской области, Ассоциацией промышленников и предпринимателей, а также мэрией города Череповца.

Что доказал эсксперимент на ЧЛМЗ?
Это конечно хорошо, но как этот эксперимент может помочь найти решение задачи вернуть себе технологическое лидерство в глобальном масштабе?

Этот эксперимент как минимум доказал, что поднять эффективность подготовки кадров для промышленности можно практически на голом энтузиазме работодателей и студентов. Всё что надо от чиновников в этой ситуации – это обеспечить нас нормативной базой для узаконивания работы в режиме эксперимента и доведения задания для подведомственных организаций по закреплению и развитию успеха. Но ведь это не единственный положительный пример в Череповце. Этой осенью ОАО «ФосАгро» запустило родственный проект - «Химико-технологический полигон». При этом серьёзно вложившись как в учебную базу техникума, так и в мероприятия на своей производственной площадке. В данном случае можно зафиксировать ещё один положительный результат. Резко поднялся интерес и желание учится именно там у иногородних абитуриентов. Это говорит о том, что при верных решениях можно не только остановить отток активной молодёжи из города, но и привлечь их к нам. Таким образом, возрождение технологических школ массовой подготовки для будущей селекции из их выпускников новых Алфёровых и Курчатовых в Череповце уже началось и для этого не понадобилось ни каких решений и согласований в Москве. Другое дело, что масштабировать этот опыт без финансовой поддержки и методологического сопровождения центра вряд ли удастся. И как раз за масштабирование должны отвечать не успешные энтузиасты, а государство.



Принципиально другая система подготовки
Но вы же сами говорите, что подобная подготовка обеспечивает кадрами только «старую» индустрию. А как начать готовить для «новой»?

А вот в этом вопросе и заложен ответ того, как обогнать в развитии нынешних лидеров. Да, мы готовим «офицеров прошлой войны», но так как мы работаем с технологией и новыми продуктами этого века, то это уже не так плохо, как готовить специалистов для прошлого. И в этом, как бы это странно не звучало, мы мало чем отличаемся от технологически передовых стран. Время течёт всё быстрее и срок жизни товара на рынке становится короче. Настолько короче, что если даже самый передовой учёный со своими последними новациями начнёт обучать студентов первого курса в самом элитном университете в мире, то через пять лет выпускник уже будет обладать устаревшими знаниями. То есть объективное торможение в темпах подготовки современных специалистов, способных далее двигать научно-технический прогресс даёт нам шанс запустить в действие принципиально другую систему подготовки кадров (в том числе научных), которые вернут нас на лидирующие позиции в мире.

И вы знаете, как создать эту систему подготовки кадров?

Скажем так, целый ряд позитивных результатов полученных в результате осуществления уникального образовательного эксперимента наталкивают на мысль о возможности первыми в мире такую систему создать и запустить в действие именно на Вологодчине. В данном случае я не очень опасаюсь того, что данную идею можно просто так «украсть» и поставить эксперимент в другом месте, так как для такого рода проекта нужна совершенно особая среда. Среда, которую мне приходилось наблюдать только в Череповце.

Как инженеру-технологу микроэлектроники, мне хорошо известен метод выращивания цилиндрических слитков кремния из большого объёма расплава с инициализацией начала кристаллизации путём опускания в расплав и постепенного вытягивания затравочного кристалла. Хороший результат возможен, только если начало кристаллизации будущего слитка начинается пусть с очень маленького, но качественного кристалла. Слабые результаты Сколково, как мне кажется, как раз и определяются тем, что на огромный объём ресурсов для выращивания слитка инновационного развития не нашлось затравочных кристаллов.

При этом цепь случайных и неслучайных событий привела к появлению уникальной среды для организации стартапов в Череповце. С одной стороны город обладает очень серьёзным кадровым потенциалом, достаточно диверсифицированным для создания возможности развития в самых разных направлениях, с другой – наличествует несколько высших и целый ряд среднетехнических учебных заведений. При этом руководство города и области, с целью снижения рисков, пытается активно стимулировать диверсификацию экономики. И совсем недалеко от центра, буквально 10-ти минутах езды на автобусе, находится наш Череповецкий литейно-механический завод. Он то, в силу уникальных условий функционирования, и может стать тем самым затравочным кристаллом в городе, потенциально готовому к глобальному эксперименту.

К эксперименту, когда мы подходим к обучению не как к процессу подготовки специалиста той или иной квалификации, а как многократному воспроизводству новаторских групп, которые заточены на создание новых продуктов и готовы выводить их на рынок даже путём самостоятельного поиска финансирования для организации новых производств.

Связь предприятия и образования
То о чём вы говорите, звучит фантастически. Если предположить, что такое учебное заведение вообще возможно создать, то конкурс на попадание туда будет зашкаливать. Но каким образом затравкой в создании уникального образовательного центра послужить промышленное предприятие?

Что касается фантастики, то мы просто говорим о необходимости многократно повторить, максимально масштабировать и поставить на поток те процессы, которые прошли за последние годы на ОАО «ЧЛМЗ». Дело даже не в том, что за последние десять лет производительность труда на предприятии выросла в 11 раз, хотя это сам по себе факт, заслуживающий внимания. Уникальность ситуации в том, что завод живёт и развивается не совсем так, как обычное промышленное предприятие. Скоро десять лет, как я руковожу коллективом ОАО «ЧЛМЗ» и всё это время постоянный рост объёмов производства и реализации происходит только благодаря поиску всё новых и новых бизнес-идей и запуску в производство всё более сложных технологических продуктов. Обычно за год рассматривается не менее тридцати миниинвестиционных проектов и запускается в работу не менее ста новых изделий или технологий. Коллектив перешёл в режим постоянной опытно-конструкторской работы с оперативным освоением и выводом новой продукции на рынок. По сути дела мы давно превратились во что то среднее между технопарком и бизнес-инкубаторм. Технико-маркетиногивые минигруппы с большой степенью полномочий постоянно находятся в поиске. В случае решения о материализации идеи мы выходим на коммерческое банковское кредитование, за счёт которого обеспечиваем себя не только основными фондами для технологии, но и обороткой, благо успешность реализации проектов делают нас достаточно привлекательными для банков. А год назад, когда завод с большим гаком перешагнул миллиардный оборот в продажах, нас и наши финансовые потоки фактически полностью взял на обслуживание Сбербанк на достаточно комфортных условиях.

Таким образом, за прошедшие десять лет завод проработал более 200-от бизнес-идей и освоил тысячи новых изделий для самых различных потребителей, как по географии, так и отраслевому признаку. Сегодня мы поставляем нашу продукцию на предприятия химической и нефтехимической промышленности, атомщикам и энергетикам, машиностроителям и горнякам, оборонным и авиационным предприятиям. Трактора и спецтехника собранные на ОАО «ЧЛМЗ» работают сегодня даже на Камчатке. Ну и конечно практически все металлургические комбинаты России в так же в списке наших потребителей. Павда, если лет пятнадцать назад 95% выпускаемой заводом продукции шло на Северсталь, то теперь продажи в Вологодской области составляют менее 10%, а объём продукции и услуг, которые мы закупаем сегодня сами у «старшего брата», в этом году достигли почти 85 миллионов рублей и почти в полтора раза превышает сумму наших поставок на Северсталь. На комбинате только металлопроката для своего обрабатывающего передела было закуплено в этот период около 2,5 тысяч тонн, что выводит нас в число крупнейших на Вологодчине потребителей в машиностроительной отрасли. Более 200-от городов в России значатся в списках наших получателей и 35% экспорта в структуре продаж так же говорят о нашей мобильности и нестандартной работе, главными ориентирами в которой мы считаем импортозамещение и экспортную направленность, благо ряд действующих научно-исследовательских институтов активно с нами сотрудничают в этом направлении.

Особо надо отметить, что всего этого коллектив предприятия достиг без участия любого вида инвесторов – только за счёт собственных и банковских кредитных ресурсов, при крайне неблагоприятной ситуации с инженерной инфраструктурой в промзоне города и преодолев несколько серьёзных экономических кризисных периодов в стране.

А теперь представьте, что мы сейчас с вами обсуждаем не промышленное предприятие, а действующий учебный симулятор управления технологией создания нового продукта, действующий учебный симулятор управления всеми процессами промышленного предприятия с реальными оборотами, проектами, бизнес-идеями, производством и персоналом. Собственно суть идеи и её инновационность состоит в том, что если можно на этапе обучения максимально погрузить в производственный процесс ученика сварщика, токаря или слесаря, что на порядок повышает его качество подготовки, то почему не создать подобные условия погружения для будущих инженеров и управленцев? Раз можно тренировать молодёжь в молодёжных парламентах, то почему не тренировать второй, третьий, седьмой молодёжный состав команды управления и производства предприятия? От директора до рабочих в цехах. При этом, создавая виртуальные сборные команды с возможностью участвовать в реальном создании реальных продуктов, уже на этапе обучения студенты с головой попадают в жёсткую конкурентную среду. Ведь на разных этапах подготовки кто-то должен выйти на пост директора, кто-то на пост главного бухгалтера, а кому то придётся выполнять работу нормировщика. При этом этой команде придётся бороться с другими подобными «сборными» в борьбе за «виртуальную капитализацию» своего молодёжного ОАО.

То, что специалистов подготовленных на таких симуляторах после их выпуска можно только в силу возраста назвать молодыми - в этом я уверен. Но дело даже не в этом. Выпускаться будут не специалисты, а сложившиеся группы, которые научены создавать новый продукт и новые предприятия. У которых нет понимания того, что чего то в этом мире сделать невозможно. Я считаю, что этот проект вполне реален. И если сегодня после усиления материальной базы «химико-технологического полигона» город всерьёз стал перед необходимостью поиска общежития для иногородних студентов, то в данном случае придётся строить студенческий городок.

В Череповце нужно создавать центр индустрии образования
Владимир Николаевич, но ведь технологии машиностроения, а именно такое направление тут вырисовывается – это далеко не шестой технологический уклад, который стоит сегодня на глобальной повестке. Как же вы собираетесь вырваться в технологические лидеры?

Я неслучайно остановился на невероятной диверсификации и обновлении продуктовой линейки нашего завода. Уверен, что мало кто в Вологодской области точно укажет, какие сегодня изделия выпускает предприятие – мы слишком быстро идём вперёд. Нашими границами является не машиностроение, а ресурсы и инфраструктура. Другое дело, что с этим есть проблемы. Наших возможностей и энтузиазма хватает только на старт эксперимента. И мы уже стартовали. «Экспериментальный машиностроительный» полигон показал невероятную эффективность производственного обучения методом погружения в реальное производство. К сожалению, наш эксперимент не был отмечен грантами или какими-то другими вариантами поддержки и понятно, что завод самостоятельно развивать проект физически не в состоянии. Ясно, что потенциальная возможность дать старт в Череповце новой темы в виде создания центра индустрии образования может помочь совершить качественный скачёк в развитии территории. Это оставляет нам некую надежду на местную поддержку, но одним из вариантов решения этой проблемы мы видим так же поиск возможных партнёров по эксперименту среди передовых столичных ВУЗов или университетов, которые могут заинтересоваться описанными перспективами. Если же удастся приступить к материализации идеи, то создание виртульно-реального симулятора управления инновационным производственным процессом (предприятием) потребует подготовки просто огромного количества разработчиков программного обеспечения, что само по себе может вырасти в глобальный проект с выходом на IT-продукт мирового уровня.

При выходе на федеральный уровень номер технологического уклада или сложность нового продукта будет ограничиваться только объёмом чаши расплава, но не количеством идеальных затравочных кристаллов. Ведь пока весь мир только подходит к технологиям шестого технологического уклада, мы предлагаем эксперимент, в рамках которого будут готовиться группы специалистов по управлению событиями. Не важно с какой точки старта им к этому придётся приступать. Так вот – эти группы – это и есть новая технология нового, следующего за шестым, технологического уклада.

Честно говоря, я не вижу ни одной причины, почему бы в Череповце не создать центр индустрии образования основанной на идее вернуть стране глобальное лидерство.


http://www.krassever.ru/articles/society/tema/43514/
Боглаев

Год в ВТО. Всё по плану?

       Год в ВТО. Всё по плану?
       После сокрушительного провала декларативной программы «Четырех И», а также дискредитации дееспособности существующих отечественных механизмов, направленных на модернизацию и инновационное развитие, волей­-неволей в голову приходят мысли о кризисе и коллапсе, об отсутствии хоть кому­то понятной промышленной политики в России и вообще о способности нынешней экономической элиты направить страну на путь развития и приступить­таки к осуществлению новой индустриализации с 25 миллионами новых рабочих мест.
Если же отбросить эмоции и спокойно проанализировать ситуацию, то начинаешь видеть другую логику в действиях нашей элиты (точнее, части элиты). Логику, которая предусматривает именно такие действия, такую риторику, такую промышленную и экономическую политику, которую мы и наблюдаем. Мысли о неэффективном управлении возникают из-­за несоответствия представленных нам целей и достигаемых результатов. При этом я не склонен считать тех, кто нами управляет, беспро­светными дилетантами, которые, проваливая один план за другим, продолжают, оставаясь на своих местах, испытывать терпение электората. Проще предположить, что существует некая другая целевая программа, при осуществлении которой мы находимся в графике, а очевидные для большинства меры по смене тренда деградации страны декларируются не для их осуществления, а с целью успокоить общественность, отвлечь внимание от текущего негатива и выиграть время.

     Вхождение страны в ВТО является превосходным подтверждением данного предположения. Вспомним заявленные ожидаемые плюсы от вступления, наиболее привлекательными из которых были:
повышение инвестиционной привлекательности и активный приток капитала;
более быстрый рост ВВП (порядка 5 % в год);
занятие достойного места в международном разделении труда, сопровождающегося ростом доли высокотехнологичных производств при их активной модернизации;
снижение инфляции.

      А что имеем через год после вступления? Бегство капитала из страны превышает все прогнозные показатели, экономика явно в стагнации, производства с высокой добавленной стоимостью продолжают закрываться под шумок развала последнего оплота национальной науки, лежащей в основе появления опережающих время технологий, а также инфляция, предсказуемо высокая из-­за продолжающегося неестественно быстрого роста тарифов на услуги естественных монополий, заоблачных процентных ставок и ожидания ослабления рубля как единственного способа поддержать остатки промышленности (не допустив всплеска массовой безработицы) в жестких объятиях ВТО.
       Если по итогам первого квартала сальдированный финансовый результат в РФ по сравнению с прошлым годом сократился на 30%, то на территории области, где работает наше предприятие, картина еще более удручающая: убыток превысил прибыль. ­Наблюдается значительное уменьшение платежей по налогу на прибыль от крупнейших предприятий (Северсталь, ФосАгро, Газпром, Сбербанк, РЖД).
А ведь международные эксперты, оценивая последствия вступления России в ВТО, честно ­предупреждали, что рост ВВП будет достигаться прежде всего за счет ритейла (в основном торгующего импортным товаром – прим. автора) и отраслей, обеспечивающих встречную поставку сырья при проблемах для всех остальной промышленности с высокой степенью передела. И по итогам полугодия министр экономического развития Алексей Улюкаев честно признал, что инвестиционная активность в РФ показала отрицательный рост, а ВВП увеличился всего на 1,7%. Учитывая, что, по его же замечанию, повышения уровня доходов россиян удалось достичь в основном за счет роста доходов бюджетников при нулевом росте промпроизводства, то очевидно, что прогноз крупнейших международных финансовых институтов на сценарий роста ВВП только за счет увеличения темпов обмена «нашего золота» на «импортные бусы» полностью подтвердился, и, по их понятиям, Россия в графике.

   Но является ли подобный тренд следствием вступления страны в ВТО?
Логичнее предположить, что ситуация является следствием не отсутствия, а как раз наличия некой экономической политики, где вступление в ВТО является одним из ключевых мероприятий. Сегодня на любом уровне управления в стране неприятные результаты связывают, как правило, с экономическими проблемами в глобальном, мировом масштабе. Вступление же в ВТО как явно глобалистскую организацию просто шире открыло дверь наблюдаемым нами сегодня кризисным проявлениям в России и значительно снизило наше суверенное право на действия по преодолению очевидных негативных тенденций.
      Так можно ли считать, что что-­то пошло или идет не так? Вряд ли. Ведь мы имеем ситуацию ровно такую, какую предсказывало большинство национальных и зарубежных экспертов и организаций. Не случайно в вопросе вступления России в ВТО на предложенных условиях партии власти в Думе яростно противодействовала не только фракция КПРФ, но и гораздо более лояльные либерал-­демократы и справедливороссы (протокол о ратификации был поддержан в Госдуме лишь 238 голосами при 208 голосах «против» и одном воздержавшемся). Поэтому очевидно, что решение о вступлении было абсолютно политическим, и все «срезы» российской элиты прекрасно осознавали, за что они голосуют. Хотя официального перевода текста российских обязательств нет и сегодня! Это лишний раз доказывает вторичность экономической целесообразности для тех, кто принимал решение.

    Не раз анализировав несоответствие слов и дел в нашей стране и будучи участником очень большого количества дискуссий как на официальных круглых столах, так и в Сети, рискну классифицировать нашу элиту и разделить ее на две неравные части.
Первая идеально подходит под определение «компрадорской». Ее представители уверены, что смогут на приемлемых условиях конвертировать свою национальную «элитность» в глобалистскую. Одним из условий этого является содействие ускорению процессам глобализации в России, пускай и за счет сдачи национальных интересов. Вторая – это элита, которая в принципе может оставаться таковой только при экономически сильной и промышленно развитой России, способной еще долго отстаивать свои национальные интересы в рамках объективно неизбежной глобализации мировой экономики.
В этом случае все становится очевидным: то, что кажется катастрофой для одних, является достижением для других. То, что кажется отсутствием разумной экономической и промышленной политики для одних, является целевыми ориентирами для других. Мне кажется, что если верх возьмет национально ориентированный бизнес, то появятся и достижения в технологиях, и экономический расцвет, и в глобальном разделении труда нам удастся занять более достойное место, чем просто подносить «чего изволите» (или углеводороды) и надеяться на щедрые чаевые.
Последние события в мире – такие как цветные революции, убийства национальных лидеров без суда или по судилищу, серьезные проблемы за рубежом у российских бизнесменов, которые уже считали себя частью мировой элиты, – создали уникальные условия в стране, когда соотношение в численности элит может поменяться. Кстати, «список Магнитского» в этом случае – просто подарок национально ориентированному бизнесу, который имеет все шансы начать контрнаступление.

    Действия президента по ограничению «зарубежных» свобод представителям власти и явные изменения в ВПК являются для меня показателем того, что первое лицо страны может принять решение (или уже принял) о своем месте в пользу национально ориентированной элиты. Но численный перевес пока явно за компрадор-­глобалистами, и возможности влиять на принятие стратегических решений у них достаточно много. За один день или даже месяц политический расклад не поменяется, а значит, не стоит ждать и быстрых изменений в тренде развития страны. Этот тренд будет меняться (или не меняться) с той же скоростью и так же сильно, с какой скоростью и в чью пользу будет меняться соотношение между национально ориентированной и компрадорской элитами. При этом я бы не стал противопоставлять их как сторонников или противников глобализации. Скорее, они отличаются подходами к достижению своих целей в будущем глобальном мире.

     Как мне кажется, подобная оценка положения в промышленности и экономике страны хорошо описывает прошедшие и происходящие события, а значит, позволяет каждому из нас более осмысленно принимать решение о своих действиях в будущем.

http://nashavlast.ru/article_description/143/2366.html

Боглаев

По следам Московского экономического форума (Статья в Красном Севере)

№70 (27 096) / ПОНЕДЕЛЬНИК, 22 апреля 2013  http://krassever.ru/articles/economics/developing/41104/

На Московском экономическом форуме искали пути выхода из тупика

Владимир Боглаев. Владимир Боглаев.
     По какому пути должна развиваться российская промышленность, где взять на это средства и как России не стать сырьевым придатком развитых стран? Ответы на эти вопросы искали участники Первого Московского экономического форума. За последние двадцать лет это первый форум такого формата, участие в нем приняли представители 30 стран - ученые, политики, руководители промышленных и аграрных предприятий, бизнес, журналисты. Одним из экспертов был генеральный директор ОАО «Череповецкий литейно-механический завод» Владимир Боглаев.

    Об актуальности мудрости Конфуция

    - Владимир Николаевич, как вы оцениваете это событие?
    - Учитывая огромное количество озвученных предложений, для осознания значения этого события потребуется еще некоторое время. Список участников был «звездным». При этом не только из России. Например, было много представителей Китая, в том числе директор идеологического института при ЦК партии.
    Цель этого форума, думаю, точно обозначил директор Института экономики РАН Руслан Гринберг - «Выработать альтернативную повестку дня». По мнению большинства спикеров МЭФ, сейчас мир находится в мировоззренческом тупике. И вспоминая мудрость Конфуция, что «нет ничего сильнее идеи, время которой пришло», трудно не согласиться с Русланом Гринбергом, отметившим актуальность события.
    По моему представлению, мероприятие было организовано силами, наконец-то сплотившимися вокруг идеи возрождения России, в противовес учредителям Гайдаровского компрадорского форума и с целью разрушить их идеологическую и административную монополию. Пришло время пересмотра экономической парадигмы, но, чтобы перевернуть черную страницу разрушительного этапа в истории страны, необходимо отказаться от услуг идеологов власти международного финансового капитала.
   - Были ли выработаны конкретные предложения по альтернативному пути развития и обозначен ли источник финансирования предлагаемых мероприятий?
  - Предложения начали прорабатываться задолго до официального проведения форума на предварительных секциях. Проведен колоссальный объем научной и исследовательской работы. Но если сжато, то советник Президента РФ Сергей Глазьев убедительно показал безальтернативность политики новой индустриализации, а первый заместитель председателя комитета по бюджету и налогам Госдумы Оксана Дмитриева рассказала о ресурсах, которые могут быть использованы на эти цели. Очень убедителен был Нобелевский лауреат Жорес Алферов в своем докладе о ведущей роли научно-технического прогресса в обеспечении права на суверенное управление страной.
    О новых трендах для России
    - Участие в форуме принесло вам какую-то практическую пользу?
   - Несомненно. Я познакомился со многими людьми, думающими так же, как я, и готовыми содействовать тем инициативам, которые группа энтузиастов в Вологодской области и в Череповце пытаются реализовать в сфере образования и подготовки кадров.
    - Вы - успешный руководитель промышленного предприятия, опытнейший экономист. Почему такой интерес именно к образованию?
    - Желаю увидеть смену тренда деградации России на тренд развития и процветания. Успех в работе отдельно взятого производства этой смены не приблизит. Таких производств должно быть много. Возвращаясь к докладам, отмечу выступление Людмилы Булавки и приведенный ею пример того, как в голодные двадцатые годы прошлого века в клубах политкультуры, где людей элементарно учили читать, создавалась социальная форма, в которой могла быть принята высокая культура. Я еще больше укрепился в мысли, что необходимо срочно начинать готовить высокообразованных граждан в количестве и качестве намного большем, чем необходимо для общества грамотного потребления. Иначе потреблять обществу скоро будет нечего.
   Приведу строчки из доклада первого заместителя председателя комитета по образованию Госдумы Олега Смолина: «Согласно последнему докладу о развитии человеческого потенциала, Россия занимает по этому показателю 66-е место.... В 1992 году у России было 34-е место. Согласно официальным данным, за последнее время каждый четвертый ученый выехал из страны. 20% старшеклассников читать могут, но то, что читают, понять не могут». Причин деградации много, но главная, как считает Олег Смолин, в том, что официальное недофинансирование образования в России составляет половину от минимальной потребности.
  Мы должны на местах сделать все возможное, чтобы остановить тренд на оглупление нашей молодежи. В этом деле удачный образовательный эксперимент быстро растиражируется, так как будет востребован и государством, и самой молодежью. Инициированное Ассоциацией машиностроителей Вологодской области создание «Экспериментального машиностроительного полигона» вполне может развиться в более масштабный образовательный проект. Успех в этом деле для смены тренда может оказаться намного более важным, чем все, что мне удалось сделать на ниве антикризисного управления на различных предприятиях страны.
О принципах ВТО
   - Не так много участников форума имели возможность выступить с докладами. Чем вызван тот факт, что вам предложили выступить с максимальным регламентом на двух «круглых столах»?
   - Участвовать в подготовке Московского экономического форума я начал еще осенью прошлого года и большую часть времени работал в Налоговой секции. Там изначально и планировалось мое выступление. Но потом понял, что вопросы ВТО и образования мне не обойти и подготовил выступление на «вольную» тему. После изучения материалов модераторы двух «круглых столов» - «Промышленная политика в условиях ВТО. Трудности только начинаются» и «Изборский клуб «Стратегия Большого рывка» - предложили полноценно выступить на их площадках.
   - В чем суть ваших докладов?
  - Приведу цифры. В российском экспорте сырье и материалы (в основном нефть и газ) составляют более 93%, а продукция машиностроения и вооружения - около 4%. Посевные площади сократились вчетверо к временам застоя и в полтора раза к 1913 году. На 35% сократилось количество россиян, занятых в промышленности, при продолжающемся снижении сложности передела создаваемой добавленной стоимости. Соответственно на каждого приращивающего национальное достояние прибавилось едоков. За счет чего же стране удавалось их кормить? Снова посмотрим цифры: с 2000 года нефтяные цены пошли вверх, и к 2011 году Россия заработала в десять раз больше, чем за предыдущее десятилетие, - более двух триллионов долларов. Вот и ответ.
   Глобализация неизбежна. Под этим процессом я понимаю войну национальных и наднациональных элит за право распределять по своему усмотрению имеющиеся на планете ресурсы. Победители определяют правила международного разделения труда и соответствующим образом концентрируют производственные мощности мировой экономики. ВТО - это механизм глобализации, легализующий право победителей в этой войне принимать решение о перераспределении производства добавленной стоимости между территориями и участвовать в разделе мирового богатства. Условия принятия России в ВТО не оставляют сомнений, какую роль нам стремятся отвести в мире. Принятые обязательства ограничивают суверенитет распоряжаться нашими ресурсами так, как этого требуют национальные интересы, что делает тренд деградации к сырьевому придатку почти неизбежным. Даже если у вас есть газ и нефть и на вашей земле родится знатный урожай, но при этом у вас нет технологий добычи и переработки, а на полях ходят импортные машины, то ни при каких ценах на пшеницу и углеводороды вы не будете жить хорошо. Вся сверхприбыль уйдет в оплату за саму возможность добывать и выращивать. Поэтому считаю приоритетными обсуждаемые на «круглых столах» МЭФ вопросы: «какую промышленность нужно строить после?» и «что производить, если за четверть века наше место на внешних и внутренних рынках заняли другие?».
    - И вы знаете ответы на эти вопросы?
    - Для поиска ответов предложил бы сравнить национальный потенциал развития с пирамидой. На поле геополитической брани, конкурируя за право распределять ресурсы, в постоянном конфликте находятся разные национальные пирамиды. Строение этой пирамиды служит подсказкой для возможных действий национально ориентированных российских элит. Выделил бы два направления:
      Первое - немедленное воссоздание машиностроительных предприятий, связанных с добычей и первичной переработкой сырья (в первую очередь - углеводородов), а также с предприятиями сельского и лесного хозяйства. Этот шаг должен перекачать бесполезный офисный планктон назад в производственный сектор и устранить причину надвигающегося социального протеста, основным электоратом которого будет неработающее общество потребления.
      Второе - увеличение госзаказа предприятиям с технологиями двойного назначения и оборонной промышленности. Это даст шанс к развитию высокотехнологичных производств. За счет расширения заказа на знание правительство должно перейти из геополитического отступления к формированию пирамиды атаки, нацеленной на расширение влияния России в глобальном мире.


Пирамида Боглаева - концепция власти как функции обладания знаниями.
  

       - Владимир Николаевич, слайды доклада, на которых глобальная конкуренция представляется вами в виде национальных пирамид управления и принципов их борьбы за доступ к управлению ресурсами, упрощенно, но очень доступно продемонстрировали суть сложнейших процессов. Не могли бы вы рассказать о том, как родилась идея подобной модели?
   - Предложенное в виде пирамиды мое видение права на власть как функцию владения знаниями - это не модель, а скорее концепция. Она хорошо подкрепляется всем ходом истории, особенно новейшей. Передовые для своего времени знания обеспечивают владение и передовыми технологиями, что, в свою очередь, позволяет организовывать труд более производительно. Все это не только делает территорию более процветающей, но и за счет военного и организационного превосходства позволяет лишать права суверенно распоряжаться своим достоянием менее успешные народы.
   В конкуренции с другими пирамидами в борьбе за ресурс есть два направления действий:
  - добиться опережающего развития вершины пирамиды, что приведет к росту высокоэффективного производства и доходов к распределению. Все это позволит расширять подконтрольную группу населения, занимающуюся производством услуг, а также содержать социальных иждивенцев и резервный человеческий капитал;
  - замедлить расширение сектора знаний у конкурентов, а еще лучше - создать механизмы разрушения их пирамид за счет организации диспропорций в строении.
   Фраза бывшего министра образования господина Фурсенко о том, что «недостатком советской системы образования была попытка формировать человека-творца, а сейчас задача заключается в том, чтобы взрастить квалифицированного потребителя, способного квалифицированно пользоваться результатами творчества других», работает сразу в двух направлениях. Ею не только закрепляется тренд разбазаривания конкурентных преимуществ страны, но и закладывается фундамент будущей социальной дестабилизации.

         Вызываемая сокращением секторов знаний и производства диспропорция угрожает потерей контроля за ситуацией и повышает риск дальнейшего распада страны. Не случайно зимняя проверка власти на прочность опиралась не на рабочих и инженеров, а на разбухший электорат квалифицированных потребителей.

       Видимо, осознается это и наверху, что привело к появлению разбрендированной программы четырех «И», а затем последовавших призывов к модернизации и инновациям. В России тогда возникло большое количество стихийно организовавшихся коллективов, воспринявших эти лозунги как призыв действовать. Я и сам был участником сразу нескольких таких автономно действующих групп. Наверно, наивно, но мы считали, что сплочение вокруг идеи развития поможет обеспечить национальное единство и гражданское согласие с целью эффективного противодействия вызовам сегодняшнего дня. Так или иначе, но стать организаторами обратной связи с властью от этой части общества ни одному из известных мне коллективов не получилось.
      А может ли отдельно взятый человек, опираясь только на собственные возможности, хоть чего-то сделать в направлении развития? Предложенная концепция отвечает на этот вопрос - МОЖЕТ! Ведь каждая пирамида является не монолитом, а сборной конструкцией из более мелких пирамид управления территориями, городами, предприятиями и просто самим собой. Принцип же управления ресурсом остается тот же - обладание большим объемом знаний повышает потенциальную возможность трудиться более производительно и увеличивает вероятность получения большей доли в распределении общественного продукта.
     Прошедший Московский экономический форум показал актуальность этого пути к хорошей жизни как общества в целом, так и отдельной личности, тем более что для начала движения по нему нужно лишь желание конкретного человека жить лучше, чем он жил вчера, и создать возможность своим детям жить лучше, чем жил сам.
Боглаев

Ещё один мой доклад на Московском Экономическом Форуме

20 и 21 марта в МГУ проходил Московский Экономический Форум.
Мне предоставилась возможность выступить с докладами 20 марта
круглый стол №6. Промышленная политика в условиях ВТО. Трудности только начинаются
Вопросы для обсуждения:
— Почему был открыт рынок без подготовки механизмов защиты национальных производителей? Что мы можем сделать сегодня?
— Почему цены не падают, тарифы растут, а производства — разоряются? Где выход?
— Можно ли сделать производство в России выгодным в условиях ВТО?
— ВТО. Что выгоднее: защищаться или выйти?

И 21 марта (по дополнительному предложению организаторов)
1. Круглый стол Изборский клуб «Стратегия Большого рывка»
Вопросы для обсуждения:
— Какую промышленность нужно строить после двадцати лет неолиберально-монетарных разрушений?
— Что производить, если за четверть века наше место на внешних и внутренних рынках заняли другие?
— Какие мегапроекты станут локомотивами разумной экономической политики (РЭП)?
— Как выстроить системную политику нового Русского чуда?

Свой доклад от 2o марта обнаружил на ютюбе
http://www.youtube.com/watch?v=79ca8jKpzIQ

А сам форум можно посмотреть на http://me-forum.ru/live-broadcast.php
Боглаев

Мой доклад на Московском Экономическом Форуме

20 и 21 марта в МГУ проходил Московский Экономический Форум.
Мне предоставилась возможность выступить с докладами 20 марта
круглый стол №6. Промышленная политика в условиях ВТО. Трудности только начинаются
Вопросы для обсуждения:
— Почему был открыт рынок без подготовки механизмов защиты национальных производителей? Что мы можем сделать сегодня?
— Почему цены не падают, тарифы растут, а производства — разоряются? Где выход?
— Можно ли сделать производство в России выгодным в условиях ВТО?
— ВТО. Что выгоднее: защищаться или выйти?

И 21 марта (по дополнительному предложению организаторов)
1. Круглый стол Изборский клуб «Стратегия Большого рывка»
Вопросы для обсуждения:
— Какую промышленность нужно строить после двадцати лет неолиберально-монетарных разрушений?
— Что производить, если за четверть века наше место на внешних и внутренних рынках заняли другие?
— Какие мегапроекты станут локомотивами разумной экономической политики (РЭП)?
— Как выстроить системную политику нового Русского чуда?

Свой доклад от 21 марта обнаружил на ютюбе
http://www.youtube.com/watch?v=eTFsAyMuCpw

А сам форум можно посмотреть на http://me-forum.ru/live-broadcast.php
Боглаев

НУЖЕН ЛИ СТРАНЕ ИНЖЕНЕР?

        НУЖЕН ЛИ СТРАНЕ ИНЖЕНЕР?
                                                        или:
на все ваши вопросы у нас один ответ - у нас есть пулемёты, а вот у вас их нет

полная версия интервью генерального директора ОАО «Череповецкий литейно-механический завод» Владимира Боглаева корреспонденту «Профсоюзной газеты» Вологодского отделения ГМПР Ксении Тряпиной.

Инженер, рабочий или учитель – сегодня много говорится о нехватке в стране этих специалистов. В реальности же мы слышим о всё новых и новых сокращениях на производствах, о нищенских зарплатах в наших садах и школах, и о вполне ожидаемом, при таком положении дел, нежелании молодёжи отдавать время и силы на получение инженерных и рабочих специальностей. Почему, при декларировании с самых высоких трибун о крайней нужде в специалистах на производстве, престиж и уважение к людям этих профессий явно имеет тенденцию к падению? Пытаясь разобраться в этом парадоксе, в этот раз мы решили обратиться не к чиновникам. Владимир Боглаев, генеральный директор ОАО «Череповецкий литейно-механический завод» уже не раз пытался разбираться в такого рода несоответствиях. Его статьи и острые интервью не проходят незамеченными. Можно по-разному относиться к суждениям Владимира Николаевича, но равнодушным остаться невозможно. Учитывая, что примерно год назад в центральной областной газете вышло его интервью о проблемах в профобразовании «кадровый потенциал – основа инвестиционной привлекательности», где Владимир Боглаев заявил об инициативе начать проект в области профессиональной подготовки под названием «Экспериментальный машиностроительный полигон», мы надеемся на интересное обсуждение проблемы.

И так к вопросу о несоответствиях слов и дел: примерно три года назад появилась статья-размышление Владимира Боглаева о том, почему при декларации необходимости модернизации и перехода на путь инновационного развития в реальности мы продолжаем наблюдать за разрушением промышленной мощи страны. Статья «Кому нужна модернизация в России» в различных вариациях не только была напечатана во многих изданиях, в том числе федеральных и зарубежных средствах массовой информации, но и мгновенно разошлась по десяткам сайтам и блогам. Владимир Николаевич, не могли бы Вы в подобной манере раскрыть суть назревающих кадровых проблем?

Моя статья, на которую Вы ссылаетесь, это лишь одна из статей, в которых я вместе с широким кругом интернет-энтузиастов пытался докопаться до истины. В рамках обсуждения изложенного материала с множеством специалистов управления из разных стран, нам, как мне кажется, это удалось. Сегодня для меня очевиден тот факт, что поднимаемый Вами вопрос неразрывно связан с проблемами модернизации и инновационного развития, в частности, и геополитической конкурентоспособности России в целом. Поэтому есть смысл просто рассказать о тех выводах, которые, в общем, лежат на поверхности и позволяют понять, что же в действительности происходит в нашем городе, стране и мире. Для начала информация к размышлению: сегодня при достигнутом уровне производительности труда примерно 9% населения Земли способны обеспечить всем необходимым для жизни 90+1% остальных, проживающих на планете. Внимание, вопрос: кто в этих процентах заслуживает большего уважения и, соответственно, лучшей доли? Не торопитесь с ответом – он неочевиден. Дело в том, что технологии продолжают развиваться и потребность в производственных силах объективно снижается. То есть и те 9% как бы не очень то и востребованы будут в ближайшем будущем, что снижает их ценность для общества в целом. А вот 90 % вроде бесполезного планктона очень нужны классу «производителей», так как более активно потребляя товары и услуги (ни чего не создавая взамен, кроме спроса и отходов), они позволяют сохранять им свои рабочие места. Сравнивая уровень жизни специалистов-производственников в провинции и представителей класса офисного планктона в столицах, невольно ловишь себя на мысли, что общество больше ценит вторых. Но откуда берутся средства на бесконечные покупки у ничего не создающего класса потребления? Ответ очевиден – в рамках принятых правил распределения создаваемой кем-то добавленной стоимости они получают соответствующее довольствие. И теперь совсем не сложно определить тех, кто заставит общество себя уважать и будет пользоваться большей долей. Это класс распределителей – тот самый 1%, который и решает, сколько оставить у тех, кто работает, а сколько дать тем, кто ест. (Кстати, после посещения Соединённых Штатов я даже не могу сказать, что утрирую, настолько внешне, в этом обществе гиперпотребления выделяется «жующий» класс). Вот почему урбанизация носит глобальный характер – люди стремятся занять место поближе к локальным центрам сбора ресурсов и их последующего распределения. Именно эта близость сулит им сытое существование.

Это многое объясняет. Так может и нет смысла молодёжи «сушить» свои мозги на технических специальностях, если диплом как-бы-менеджера позволяет занять своё место в рядах прекрасно себя чувствующего офисного планктона?

Судя по стремлению людей перебраться из деревни в районный центр, из района – в областной, а дальше – в Москву, Лондон или за океан видно, что так сегодня думают и поступают очень многие – рыба ищет где глубже, а человек старается с наименьшими усилиями приблизиться к центрам распределения. При этом наличие рабочей или инженерной специальности вроде бы ни как не влияет на возможность хорошо устроиться.

Но не всё так просто. В порыве откусить свой кусок здесь и сейчас многие из потока, стремящегося к «центрам распределения», не задумываются над тем, а кто же дал право кому то стать тем самым классом распределителей и почему локальные центры сбора и распределения ресурсов сегодня находятся там где находятся, а не скажем в Эфиопии или Никарагуа? Что позволяет сегодня действующим мировым элитам манипулировать огромными массами населения? Ответ на поверхности – геополитическое превосходство над аутсайдерами и сохранение конкурентоспособности в группе лидеров. А что же лежит в основе геополитического лидерства? Прожив несколько лет в Алжире, я хорошо представляю себе с каким «гуманизмом» проводили политику геноцида страны свободного Запада ещё лет 50 назад. Жители Северной Африки не забыли, как их истребляли претендующие в то время на мировое господство государства. Вопрос во имя чего были уничтожены многие миллионы в африканских колониях, не поднимался ни в Нюрнберге, ни в Гааге, потому что не был нарушен переложенный на стихи основной Закон колонизаторов: на все ваши вопросы – у нас один ответ: у нас есть пулемёты, а вот у вас их нет! Это стихотворение сочинили технически прогрессивные английские джентльмены после того, как выкосили защищавшую саблями свою страну армию Судана. Не стоит забывать, что первые концлагеря для мирных граждан придумали не Гитлер и не Сталин – это изобретение человеколюбивых британцев, насаждавших свои ценности в Южной Африке в начале прошлого века. Этот Закон до сих пор действует. Пока мы у экранов российских телеканалов желаем удачи британскому супер-убийце (он же агент-007), в реальном мире за нашими окнами были разбомблены Сербия, Ирак, Ливия. В очереди есть и другие аутсайдеры мировой геополитики. И вопрос: О ком звенит колокол? С пожеланием быть бдительными сегодня более, чем актуален. Не так давно, будучи в Лос-Анджелесе, ранним утром, перед вылетом на Родину я попал на городской пляж Санта-Моника. В тот момент местные пацифисты сооружали там импровизированное кладбище из крестов (в основном), полумесяцев и звёзд Давида по числу погибших в том месяце за пределами Соединённых Штатов американских солдат. С фотографиями и биографиями по каждому. Только за один «мирный» месяц, отстаивая геополитические интересы, США положили на алтарь более тысячи своих граждан. Сколько же полегло на том алтаре «врагов демократии»?

Долой розовые очки - в основе геополитического лидерства и права быть центром распределения лежит военная мощь, которая не мыслима без научно-технического превосходства над конкурентами. Только обладание и умение пользоваться знаниями, недоступными для большинства, делает возможным для «центров распределения» сохранять и расширять свою зону сбора ресурсов. Уверен, что образование является золотым ключиком к дверце геополитической конкурентоспособности. Поэтому озвученную задачу о переходе в России на стандарты образования, главной целью которого должно стать массовая подготовка грамотного потребителя, я воспринимаю, как курс на отказ от возможности суверенно распределять ту часть ресурсов, которые пока контролирует наша страна, до сих пор являющаяся крупным центром сбора и распределения ресурсов. Надо быть очень наивным, чтобы верить в то, что это право у России остаётся не благодаря остаткам былого военного, промышленного и научно-технического потенциала, а росту торговых операций по экспорту сырья в обмен на импорт ширпотреба.

Владимир Николаевич, из Вашего ответа не ясно, как прагматично принять решение молодому человеку, стоящему перед проблемой поиска своего места в жизни. Пусть государства решают свои проблемы, а у нас есть свои и, по-моему, нет ни чего предосудительного в том, что человек хочет жить достойно сейчас, а не в эфемерном светлом будущем.

Желание совершенно нормальное. Потому осуждать тут нечего. Я просто предлагаю глядеть чуть дальше. Сытость и конкурентоспособность – это не одно и то же. Если посреди леса есть свиноферма, то её обитатели будут более откормлены, чем бегающие за оградой дикие кабаны. Но если вдруг рухнет обветшавшая ограда, то шансов дожить до утра у домашних поросят будет немного. Это я к тому, что место у кормушки ни как не повышает конкурентоспособности у конкретного субъекта. Сегодня уже ни кто не удивляется, когда тот или иной миллиардер отказывает в наследстве своим детям. Обеспечивают только первоклассным образованием и медициной. Суть этого решения проста – повысить конкурентоспособность и, соответственно, поднять шансы на выживание своим потомкам. Поэтому молодым людям, вступающим в жизнь, я бы посоветовал работать над повышением своей конкурентоспособности. Абсолютно убеждён, что основным в этой работе является получение максимально возможного для конкретного человека уровня образования. И чем более высококлассным оно будет, тем выше шансы на успех в жизни, не зависимо от удалённости от «распределителей».

Но разве возможность получения более качественного образования не выше в признанных мировых университетах или наших столицах, чем в небольших городах и даже областных центрах? А раз это так, то надеяться на жизненный успех без переезда не стоит?

Надеяться на успех в жизни не стоит при собственной неконкурентоспособности. Другое дело, что конкурентоспособное государство обеспечивает возможность гармонично развиваться своим гражданам не только в столицах. Взращивая большое количество конкурентоспособных подданных, оно обеспечивает себе преимущество на мировой арене. Если же в государстве отсутствует спрос на первоклассное образование, то деградация системы подготовки кадров требуемых для модернизации страны неизбежна. Наверное, неслучайно многие представители российской элиты отправили учиться своих детей за границу – это верный индикатор отставания нашей страны от своих геополитических конкурентов в обладании знаниями и умении ими пользоваться. К чему это может привести, мы уже выше обсудили.

Получается замкнутый круг. Реальный спрос на научные кадры и высококлассных специалистов в России падает вместе с отставанием от уровня технологического развития развитых стран, в следствие чего мы наблюдаем деградацию и отечественной науки, в частности, и системы образования, в целом. На выходе получаем слабоподготовленную молодёжь, которая уж точно не сможет генерировать импульсы инновационного развития в нашей остронуждающейся в модернизации экономике.

Всё не так безнадёжно. Дело в том, что не все представители российского класса распределителей могут без особых потерь для себя и семьи поменять это место на подобное в другом мировом центре распределения. В лучшем случае можно будет надеяться на максимальную близость к «бочке с вареньем и корзине с печеньем». Понимание этих рисков и привело к декларированию курса на модернизацию и инновационный путь развития. Но на войне – как на войне и разные течения элит отстаивают свои интересы с переменным успехом. С одной стороны мы видим, как пытается склеить разбитый ВПК Дмитрий Рогозин и новый министр обороны Сергей Шойгу, а с другой, как российское министерство финансов, размещая свои резервы в США, помогает мировому жандарму наращивать своё военное превосходство. Лично мне, проводимый сегодня Владимиром Путиным курс на национализацию элит, придаёт оптимизм и надежду на то, что Россия останется одним из ведущих мировых игроков.

Но это всё где-то там, почти на другой планете. Что же касается наших скромных возможностей, то лучшее, что мы можем сделать для себя и страны – это повышать уровень конкурентоспособности свой и своих детей. При чём, делать это рассчитывая только на самих себя, не сильно надеясь на поддержку у занятых своими проблемами верхов. А здесь есть над чем поработать. К сожалению, уровень качества профессиональной подготовки упал до критического уровня. Приходящие на собеседование дипломированные молодые специалисты показывают чудеса неграмотности и путаются и даже в простых понятиях. Металлурги не могут обозначить разницу между сталью и чугуном, электрики не знают закона Ома, механики не могут расшифровать аббревиатуру ШВП, а бухгалтеры не знакомы с планом счетов. На что ушли их годы учёбы? Кем, кроме протестных движений, могут быть востребованы эти грамотные потребители?

Но это продукт деятельности действующей системы образования. И что делать молодым людям нестоличных городов, ведь они ни как не могут повлиять на высокие решения?

Это не совсем так. Если студент очень хочет учиться, то закон Ома он осилит и, при необходимости, применит на практике даже в условиях деградирующей системы образования. Но чтобы стать по-настоящему конкурентоспособным на рынке труда этого всё-таки маловато. Сам я родом из Белоруссии. Эта республика знаменита своим успешным партизанским движением, и пока Красная Армия сдавала позиции на фронтах, небольшие и разной степени организованности отряды, эффективно делали своё дело, внося свой вклад в будущую Победу. Мы не можем ждать, когда нас сделают сильными. У нынешних первокурсников нет времени ждать, когда повысится качество подготовки в учебных заведениях. Но нам никто не может помешать учиться самим и учить тех, кто придёт за нами. Пускай это больше смахивает на партизанское движение вдали от основных геополитических полей сражений, но это тот случай, когда интересы конкретного человека и государства совпадают. И если инициативы сверху сегодня буксуют, то, возможно, эта инициатива снизу поможет разорвать озвученный Вами порочный круг деградации.

И как может выглядеть подобная инициатива? Есть ли примеры ?

На одном из совещаний Ассоциации машиностроителей Вологодчины, родилось предложение об организации проекта в области образования под названием «Экспериментальный машиностроительный полигон». Инициативу поддержали председатель ассоциации Дмитрий Колесов и его боевой заместитель Владимир Лысов. После обсуждения этой темы с заместителем мера Череповца по экономическим вопросам Михаилом Ананьиным, он так же проникся идеей эксперимента. Все вместе мы и довели это дело до подписания трёхстороннего соглашения между мэрией, образовательными учреждениями и машиностроительной ассоциацией.

Владимир Николаевич, из открытых источников я так и не смогла сложить четкое представление о том, что же скрывается за вывеской «Экспериментальный машиностроительный полигон». Не могли бы подробнее рассказать о проекте?                                                                 

Идея проекта ЭМП в соответствующей организации взаимодействия между четырьмя заинтересованными группами: администрацией территории, образовательных учреждений, работающего на территории бизнеса, а так же потенциальных и ныне учащиеся с целью создания программ обучения, учитывающих интересы учебных заведений, работодателей и студентов. Нам необходимо разработать принципиально новую технологию подготовки профессиональных кадров, в соответствии требованием времени. Эта задача особенно актуальна, учитывая необходимость повышать качество человеческого капитала для обеспечения прорыва в экономике территории. Было предложено двигаться в направлении непрерывного обучения при постепенном, но постоянном погружении в производственный процесс. Проект реализуется на промышленных площадках двух успешных предприятий, входящих в пятёрку крупнейших машиностроительных заводов области - ОАО «ЧЛМЗ» и ООО «ССМ-Тяжмаш».

В прошлом году в проекте «Экспериментальный машиностроительный полигон» приняли участие почти 260 студентов из 6 профессиональных учебных заведений. Основной поток прошёл обучение на ОАО «Череповецкий литейно-механический завод» - всего 220 человек. Считаю, что некоторые из выпускников колледжей, которые осваивали теоретические и практические навыки работы с программами объемного моделирования, «1С: Предприятие» и др., могут заткнуть за пояс выпускников из ВУЗов.

Мы изначально заложили различные принципы в подготовке учащихся на наших двух площадках. Если на ООО «ССМ-Тяжмаш» действует жёсткий конкурсный отбор от попадания в сам проект до трудоустройства на предприятие, то на ОАО «ЧЛМЗ» был сделан упор на свободный доступ и творческое соучастие студентов (при их желании) к производственным и организационным процессам на предприятии. ОАО «ЧЛМЗ» по своей сути это технопарк и бизнес-инкубатор «в одном флаконе». Невероятное количество технологий и широкий спектр потребителей, постоянное обновление продуктовой линейки – всё это превратило завод в конвейер инноваций и решений любых (без преувеличения) технических и управленческих задач. Ребятам, которые смогут пройти подготовку на такой площадке, во взрослую жизнь будет вступать значительно проще, так как у нас не только помогут освоить специальность, но и научат решать проблемы. Молодые люди с такими качествами за своё будущее может быть спокойны – они будут конкурентоспособны.

Считаете ли Вы, что выпускники подобных единичных проектов смогут поднять конкурентоспособность страны?

Свою конкурентоспособность они поднимут – это точно. Что касается страны, то предварительной профориентацией в некоторых развитых странах начинают заниматься с 4-ёх лет. Есть примеры стран, где и начальное обязательное и бесплатное образование (сравните с нашими проблемами устройства ребёнка в детский сад) так же начинается с 4-ёх лет. Мы же сегодня пытаемся работать уже практически со взрослыми людьми и многое из упущенного уже не наверстать. Поэтому с надеждой ожидаю не только расширения числа площадок, подобной нашей, но так же появления энтузиастов и организации «кружков самообороны», которые смогли бы продвинуть идею подготовки конкурентоспособных в нашем мире личностей на основе преемственности программ в школьное и дошкольное образование.

Отвечая на вопрос заголовка о том, нужны ли стране инженеры, отвечу слегка перефразируя известную поговорку: если страна не хочет кормить своих учёных и инженеров, ставя перед ними и, соответственно, оплачивая задачи по сохранению своего места среди технологически развитых держав, то ей придётся кормить чужих и оплачивать мероприятия технического прогресса в  странах-победителях. Но, в любом случае, каждый из нас может и должен быть инженером своей судьбы и своего счастья, главной формулой достижения которого остаётся призыв: УЧИТЬСЯ! УЧИТЬСЯ! И ЕЩЁ РАЗ, УЧИТЬСЯ!


В предверии Московского Экономического Форума, запланированного на 20-21 марта 2013 (МЭФ-2013 или Moscow Economic Forum) Сокращённые версии материала размещены в газетах:

1. Вологодская областная газета "КРАСНЫЙ СЕВЕР"

2. "Профсоюзная газета" Вологодского областного совета Горно-металлургического профсоюза России

Боглаев

Дружба народов: политический лозунг или экономическая необходимость?

Со времён СССР мы помним достаточно много лозунгов, которые украшали наши города и предприятия. Но, пожалуй, самым часто используемыми были слоганы и символы, которые воспевали дружбу народов Советского Союза. Слова гимна великой страны: «Дружбы народов надёжный оплот…», да и сам символ страны ― герб, не оставляли ни какого сомнения: национальный вопрос для советской России был одним из важнейших. Надо отметить, что пропаганда национальной толерантности была достаточно успешной: в период «развитого социализма» таких вспышек национализма, подобным тем, что то и дело возникают в современной России, припомнить сложно. А как обстоит дело с национальной толерантностью у нас на Вологодчине? И стоит ли вообще сегодня поднимать этот вопрос в нашей области, которая занимает одно из первых мест в России по доле русского населения в регионе (96,56 %)? На эту тему мы сегодня побеседуем с Владимиром Боглаевым, генеральным директором ОАО «Череповецкий литейно-механический завод», на котором сегодня успешно работает, возможно, самый интернациональный коллектив в стране.

Владимир Николаевич, учитывая, что на предприятии, которым вы руководите, работают выходцы из разных концов бывшего Советского Союза, не является ли для вас проблемным национальный вопрос?

Я думаю, что именно созданный многонациональный коллектив стал главным рецептом спасения одного из старейших предприятий города. Напомню, что после признания «СеверСталью» своей «дочки» бесперспективным активом и продажей завода, как непрофильного, предприятие фактически умерло. Многомесячные задержки зарплаты и безнадёжные долги кредиторам при минусовых чистых активах компании, а потом и внешнее управление сделало завод не самым привлекательным местом работы для жителей Череповца. По всем показателям завод попадал под определение «банкрот». Тем, кому сегодня приходится сталкиваться с ОАО «ЧЛМЗ» и оценивать его нынешние достижения с трудом могут себе представить, что такие времена на предприятия вообще могли быть. Очевидная заслуга в том, что завод показывает на протяжении последних лет уникальную динамику роста, конечно, у вновь собранного коллектива, который и сотворил это небольшое в масштабах страны экономическое чудо.

И в чём же заключались экономические преимущества этой интернациональной команды?

Сам часто задавал себе этот вопрос и единственным разумным ответом для себя находил сравнение с заселением колонистами Америки. Только те срывались с насиженных мест в поисках религиозной и политической свободы, а наша команда складывалась из людей, ценящих свободу работать и создавать. Эффект от смешения культур и рискового менталитета колонистов позволил добиться экономического расцвета Нового Света. Похоже, что этот эффект сработал и на ОАО «ЧЛМЗ», ведь многие приехавшие специалисты имели опыт работы и серьёзные достижения в крупнейших компаниях России и ближнего зарубежья. Люди в багаже имели нереализованные проекты и идеи, которые не были интересны на прежних местах работы. Ну и, конечно, это были носители информации о рынках за пределами города. Той информации, с которой не ознакомишься в интернете. Возможно по этой причине умирающий завод, имеющий в своём портфеле заказов 95 % поставок на ОАО «СеверСталь», превратился в активного игрока на рынках за пределами области. Сегодня почти 94% продукции мы отгружаем за границы Вологодчины и 35% — на экспорт. Нашими потребителями являются около 200 компаний самой разной отраслевой принадлежности от Магадана и Комсомольска на Амуре до Кольского полуострова. Я абсолютно убеждён: тот факт, что на протяжении последних 8 лет на заводе номенклатура ежегодно меняется более чем на 50%, это следствие наличия создавшейся команды, мечтающей о самореализации и новаторстве, – для чего они сюда и приехали.

А насколько широк географический разброс специалистов, работающих на предприятии?

Простое перечисление может займет слишком много места, поэтому лишь коротко пройдусь по руководителям предприятия. Сам я родом из Белоруссии. Оттуда же приехали главный технолог, главный сварщик, главный конструктор, начальник сварочно-сборочного цеха и ещё ряд ведущих специалистов. Мой первый заместитель – с Украины, финансовый директор – из Татарстана, выходцем из Калуги был главный инженер, главный бухгалтер – Белгородская область, начальник управления качеством – из Архангельска, главный механик – грузин, начальник литейного производства и начальник литейного цеха № 2 приехали из Челябинска, оттуда же приехала и первый начальник службы управления персоналом, родом из Таджикистана – начальник 1-ого литейного цеха, из Молдавии – главный металлург и начальник цеха сборки тракторов и спецтехники. Интересно, что жили они на одной улице в Кишинёве, а познакомились уже в Череповце. Можно ещё долго перечислять. Когда в ноябре прошлого года состоялся турнир по боулингу «Интернациональный кубок ОАО «ЧЛМЗ», то в нём участвовало 12 команд от разных стран и регионов. Среди игроков — представители Белоруссии, Молдавии, Украины, Таджикистана, Кавказа, Урала, различных городов России и, конечно же, Череповца. При чём Кавказ и Белоруссия выставили по две команды. На ОАО «ЧЛМЗ» люди разных национальностей и вероисповеданий не только дружно работают над общими целями, но и вместе отдыхают.

То есть организация совместного досуга позволяет вам решать национальный вопрос?

Нет. Скорее совместный отдых стал возможен при отсутствии национальной проблемы. Я уже не раз отмечал, что наш завод является маленькой экспериментальной территорией, перед которой стоят те же проблемы, что и в целом перед нашей большой страной. Это касается и диверсификации производства, и модернизации, и инновационного развития и, наконец, национального вопроса. Просто решаем мы эти проблемы более грамотно и, соответственно, добиваемся лучшего результата. Главная причина отсутствия межнационального трения на заводе – справедливое распределение между участниками создания совместного продукта. Когда основным и единственным критерием оценки специалиста является его эффективность и полезность для общего дела, то национальный вопрос просто снимается с повестки. Уверен, что именно справедливое распределение национального достояния и объективное признание заслуг друг друга, является ключом решения и национального вопроса в России.

Хотите сказать, что для ОАО «ЧЛМЗ» политика национальной толерантности, сложившаяся на предприятии, стала составляющей экономического развития?

Завод – это частный случай. Если внимательно посмотреть на успехи глобальных мировых игроков, то Вы без труда заметите, что для достижения успеха они активно применяли те или иные стратегии межнационального сотрудничества для вовлечения в процессы производства и потребления максимально возможного числа людей. Это происходит не случайно, а имеет под собой совершенно чёткую научную базу.

Законы диалектики объективны. Экономический эффект в данном случае возникает вследствие перехода количества в качество. Национальная самоизоляция неизбежно приведёт к снижению качества экономики территории из-за потери своей доли на рынках сбыта, что неизбежно приведёт к потере страной геополитической конкурентоспособности из-за роста удельных затрат на технологическое развитие.

Правильность моих утверждений вполне доказывают события последних 20 лет российской истории, ведь рынком сбыта нашей высокотехнологичной продукции был почти весь мир, а основой рынка и международной кооперации — страны Совета Экономической Взаимопомощи — международной экономической организации многостороннего сотрудничества социалистических государств с общей численностью населения около 400 миллионов человек. Не говоря о внутреннем рынке России, который был вдвое по сравнению с сегодняшним более ёмким, да с ещё почти 140 миллионами населения, проживающего в союзных республиках. Именно потеря этого рынка в глобальной войне экономических систем стало, на мой взгляд, основной причиной деградации нашей промышленности и науки.

Я уже ссылался в предыдущих своих статьях на расчёты политического консультанта Анатолия Вассермана, больше известного широкой публике как непобедимого эрудита в «Своей игре». Суть его тезисов заключалась в том, что существует некая минимальная численность населения на рынке, которая необходима для того, чтобы новые разработки, выпущенные на этот рынок, хотя бы теоретически имели шанс окупиться. В условиях постсоветского пространства, согласно примененным им методам математического анализа, эта минимальная численность — 200 миллионов человек. Правда, это условие является необходимым, но недостаточным. Исходя из своих расчётов, он рискнул предположить, что без объединения в общий рынок России, Украины, Белоруссии и Казахстана ни одна из этих стран не имеет шансов остаться в числе технологически развитых в среднесрочной перспективе.

Думаю, что создание Таможенного союза и попытки консолидации части стран из числа бывших союзных республик в единое экономическое пространство с общим рынком, на котором явным лидером является Россия – это попытка нашего руководства создать условия для модернизации нашей промышленности и запуска сценария инновационного развития страны. Уверен, что если бы Украина вошла в подобный союз, то в ближайшей исторической перспективе России бы удалось вернуть себе многие утраченные позиции в геополитике и глобальной экономике.

По этой же причине считаю, что те горячие головы, которые сегодня призывают к изоляции великороссов от периферийных национальных образований, являются, в лучшем случае, не очень грамотной в этом вопросе частью населения, вольно или невольно играющей на руку геополитическим конкурентам России на глобальном рынке.

Владимир Николаевич, я правильно понимаю, что вы считаете национальную толерантность основой экономического роста?

Я бы сказал по другому.

Получение решающих конкурентных преимуществ в глобальной конкурентной борьбе на геополитической арене без вовлечения в процесс производства и сбыта максимального количества населения земного шара сегодня невозможно. Национальная толерантность и честная национальная политика может значительно облегчить нам решение этой задачи.

материал взят из Всероссийского научного и общественно-просветительского журнала "Инициативы XXI века"

http://www.ini21.ru/?id=1547